Prev Next

0:03

Госдума обсудит смягчение наказание «за репосты» 00.03

23:59

Чехия официально отказалась от участия в миграционном пакте ООН 23.59

23:57

Бывший премьер-министр Македонии попросил убежища в Венгрии 23.58

23:54

Госдеп назвал новые санкции по делу Скрипалей "драконовскими" 23.54

23:54

В Вашингтоне заявили о риске проиграть войну с Россией 23.54

23:53

США придержат санкции против России 23.53

23:52

Россия оспорила решение британского суда по долгу Украины 23.52

23:51

В Украинской православной церкви произошел раскол 23.51

23:51

Макрон заявил, что Франция не вассал США 23.51

23:50

Правительство Британии утвердило проект соглашения с ЕС о Brexit 23.50

Близкий друг Башара Асада станет новым президентом Ливана

Суббота, 05 Декабрь 2015 00:15

Похоже, политический кризис, вызванный нерешительностью ливанских парламентариев избрать нового президента страны, завершается.

Основную роль по разрешению внутриполитического кризиса взял на себя президент Франции Франсуа Олланд, который в течение последнего года активно встречался с ключевыми игроками политической арены Ливана. Буквально на днях в Париже состоялась встреча французского президента с бывшим премьер-министром Ливана Саадом Харири, который назвал имя нового возможного кандидата в президенты страны. Это Сулейман Тони Франжье. Выбор Франжье стал настоящей неожиданностью для ливанского общества, так как до сих пор только два известных христианских лидера страны считались основными кандидатами на пост главы государства, в том числе руководитель движения "Ливанские силы" Самир Джаджа и глава партии "Свободное демократическое движение" Мишель Аун. Кроме определенной части христиан Самира Джаджу поддерживает саудовский режим и часть суннитов, между тем союзниками Мишеля Ауна являются шииты, в свою очередь поддерживаемые Ираном, а также часть армянского сообщества Ливана, в том числе влиятельная партия "Дашнакцутюн".
Джаджа и Аун отражают настроения ливанских христиан, часть которых категорически против возрастания иранского влияния и усиления роли "Хезболлы" а также сотрудничества с режимом Асада а другая часть выступает за альянс с "Хезбаллой" и Асадом в борьбе против террористических группировок региона. Что касается самого Сулеймана Франжье, то он является представителем политической династии Франжье. Семья Франжье родом из Згарты- севера Ливана, где традиционно доминируют католики-марониты. Часть из них имеет западно-европейское происхождение. Не удивительно, что Франжье считаются потомками франков (по арабски- франжи, то есть собственно- франки). Потеряв семью в ожесточенной гражданской войне в Ливане (1975-1990гг), Сулейман Франжье в 17 лет уже сражался с различными группировками а после смерти отца возглавил движение "Марада", которая в годы гражданской войны защищала христианские районы севера Ливана. Примечательно, что еще, будучи президентом, дед Франжье – Сулейман Кабалан Франжье поддерживал тесные связи с сирийским правительством, против которого выступали многие военизированные христианские группировки Ливана. Начиная с 1978 года, семья Франжье во многом опиралась на поддержку извне, так как в окружении вражески настроенных сил внутри страны существовать было почти невозможно. Тогдашний президент Сирии Хафез Асад укрепил связи с Франжье и фактически стал гарантом их существования в Ливане. Нынешний глава "Марады" и кандидат в президенты Ливана Сулейман Франжье и сирийский лидер Башар Асад являются союзниками. Казалось бы, данный факт должен был быть сдерживающим для тех, кто пытался выдвинуть кандидатуру Франжье на пост главы государства. Однако как отмечают аналитики, Сулейман Тони Франжье является консенсусным кандидатом, который в хороших отношениях, как с суннитами, так и с шиитами. Кроме того он пользуется популярностью среди различных групп христианского населения, которые разочаровались в несостоятельности маронитской иерархии обозначить единого кандидата на пост главы государства.
Есть еще два фактора, которые играют в пользу выбора кандидатуры Сулеймана Тони Франжье. Последний является носителем панарабской идеологии и не разделяет Ливан по религиозному признаку, хотя является убежденным последователем Маронитской католической церкви, поддерживая теплые отношения с патриархом маронитов Бешарой эль-Раи. Ну и наконец, последний фактор связан с ролью Саада Харири. Многие в Ливане полагают, что после избрания Франжье на пост главы государства Харири вновь станет премьер-министром. Примечательно, что саудовский посол в Ливане Али Авад Асири не отрицает факт того, что кандидатура Франжье устраивает всех игроков политической арены Ливана.
Между тем не все марониты довольны выдвижением кандидатуры Сулеймана Франжье. На фоне осторожных попыток примирения двух противоположных христианских лагерей, появление нового возможного кандидата в президенты кардинально меняет ситуацию. Ведь Джаджа и Аун хотели провести реформы, которые предоставили бы христианам больше избирательных прав. Иначе христиане, которые составляют 42% населения Ливана, являются заложниками текущей избирательной системы, которая не позволяет им вести внутрихристианский диалог и избрать президента маронита без участия посторонних сил. Отметим, что только парламент Ливана, состоящий из различных политических и религиозных течений, вправе избрать президента, что не дает возможность христианам самим определить кандидатуру на пост главы государства, о чем неоднократно говорил Мишель Аун. В течение последнего года сторонники Ауна бойкотировали работу парламента Ливана с целью создания атмосферы диалога с иными христианскими партиями и движениями. С другой стороны многие христиане, в том числе духовенство выражали серьезную обеспокоенность текущей ситуацией, когда высший пост государства, больше года остается вакантным, что наносит непоправимый ущерб интересам христиан. Поэтому появление новой кандидатуры на пост президента внушает последним оптимизм, что президентский дворец в Баабде вновь откроется для мультикультурного ливанского общества.

Арман Акопян

Источник: Kavnews.ru 

Оцените материал
(0 голосов)