Prev Next

23:21

Лидеры G20 приняли итоговую декларацию саммита в Аргентине 23.21

23:17

Порошенко обвинил Россию в стягивании военных к украинской границе 23.21

0:03

Госдума обсудит смягчение наказание «за репосты» 00.03

23:59

Чехия официально отказалась от участия в миграционном пакте ООН 23.59

23:57

Бывший премьер-министр Македонии попросил убежища в Венгрии 23.58

23:54

Госдеп назвал новые санкции по делу Скрипалей "драконовскими" 23.54

23:54

В Вашингтоне заявили о риске проиграть войну с Россией 23.54

23:53

США придержат санкции против России 23.53

23:52

Россия оспорила решение британского суда по долгу Украины 23.52

23:51

В Украинской православной церкви произошел раскол 23.51

Политизация ислама или демонизация мусульман: какое из зол бьет сильнее?

Вторник, 17 Апрель 2018 11:40

Политизация ислама.

Кажется, эта тема будет актуальна бесконечно, особенно с учетом необратимых процессов, происходящих в настоящее время на Ближнем Востоке и степени вовлеченности в нее так называемого «исламского фактора». Злободневность темы, которую поднимает автор, связана и с процессами ренессанса, который безусловно переживает сегодня мусульманская религия, в том числе, и в нашей стране. Действительно ли ислам и политика настолько неразрывно связаны между собой? Или тенденция политизировать мусульманство является искусственно раскрученным явлением, из которого кто-то «собирает сливки»?
Этот и ряд других вопросов выносит на обсуждение (и, возможно, даже в большей степени на переосмысление) постоянный эксперт агентства «Kavnews», молодой политолог-исследователь Мурад Абдуллаев. Ниже – текст эксперта.

Политизация религии вообще и политизация ислама в частности уже успели стать не просто обыденностью, которая порой даже не заметна, но и предметом профессиональных (в том числе, научных) исследований. Однако очень часто вопросы политизации религии (здесь и далее мы акцентируем внимание именно на феномене политизации ислама), увы, становятся объектом закулисных политических игр и спекуляций, в том числе некорректных вольностей на эту тему в СМИ и в глобальном пространстве Интернета.

Быть мусульманином: право VS. ответственность

Конечно, отрицать, что политическое является одной из ключевых констант ислама с одной стороны, и возрастающую роль ислама в определении политического климата (особенно на евразийском пространстве) с другой – было бы, мягко говоря, глупо и непрофессионально. В этой связи сложно не согласиться с мнением известного американского исламоведа, директора Центра мусульмано-христианского взаимопонимания им. аль-Валид ибн Талала при Джорджтаунском университете (Вашингтон, США) Джона Эспозито, что «ислам неотделим от политики, законодательства, образования, общественной жизни и экономики».
Исламскому фактору в контексте формирования актуальных политических дискурсов и вообще расстановки геополитических сил в мире уделяется сегодня настолько большое внимание, что религиозное очень часто путают с политическим, а духовная составляющая ислама, зерна его знаний и смыслов уходит на второй план. Таким образом, из религиозного течения ислам превращается в политическую доктрину, и значение последней всё шире и сильнее.

В то же время «политизирование» ислама сопровождается именно негативным фоном, когда в руках одних «сил» мусульманство – это орудие борьбы и достижения определенных политических и финансовых целей, а на вооружении противоборствующей первым стороны ислам пользуется как средство устрашения, как «главная угроза человечеству». Не говоря уже о том, что исконно религиоведческий понятийный аппарат превращен в глоссарий терроризма: ключевые термины ислама «джихад», «муджахид», «таухид», «харам», «шахид» и многие другие. Наряду с подменой понятий и, по сути, извращением ключевых смыслов, появляются (и успешно функционируют!) новые «исламофобские» клише: «исламский терроризм», «исламский радикализм», «джихадизм», «исламистская идеология», «исламский джихад» (в контексте «священной войны» против «неверных»), «воинствующий ислам» и т.д.

Безусловно, нельзя отрицать, что некоторые мусульманские течения, вооружившись исламом как щитом и оружием, действительно сводят эту религию к собственному праву насаждать мусульманство, использовать его в политических целях, расширять его влияние для контроля над финансовыми и ресурсными потоками. Более того, после прекращения существования главного противовеса западному капитализму – коммунистической, социалистической идеологии, основной удар по «сдерживанию Запада» приняла на себя мусульманская доктрина, однако практически сразу были нарушены пределы, стерты границы между политическим и религиозным, между исламом как политической платформой в отдельных странах Ближнего Востока и исламом как мировой религией, насчитывающей уже почти полтора миллиарда последователей.

Параллельно назрела проблема использования ислама как политическое орудие конкретными западными странами, которые сегодня уже не контролируют «машину зла», которую сами же и породили в 70-е – 80-е годы прошлого столетия. Не будем вдаваться в подробности возникновения проблемы т.н. «исламского терроризма» (этот термин мы используем в данном случае лишь для конкретизации проблемной области – при этом мы категорически не согласны с самим фактом существования подобного рода дефиниций и «жонглирования» ими); для нас важнее не просто отметить актуальность рассматриваемой проблемы, но и понять, в каком русле движется мировая мысль в понимании ислама в его нынешнем состоянии.

Здесь, кстати, очень важно отметить еще один ключевой момент, о котором почему-то на Западе почему-то упоминают крайне редко. Зато в России его уже неоднократно повторяли различные исследователи и политологи.

Так, по мнению ведущего научного сотрудника ИМЭМО РАН Марата Муртазина, проблема политизации отдельных движений внутри мусульманской уммы не является основанием, чтобы само понятие ислам, обозначающее явление географически глобального и исторически общечеловеческого масштаба, характеризовалось как узко политическое или радикальное движение. Однако строить языковую конструкцию в обратном порядке, то есть присоединять прилагательные типа «политический», «радикальный», «экстремистский» по отношению ко всему исламу некорректно. Сам ислам бытует и развивается в человеческом сообществе, приспосабливаясь к различным географическим, климатическим, этническим, социально-экономическим и политическим условиям.

Ислам. Свободный и самодостаточный

Действительно, ислам сам по себе никакой угрозы представлять не может: во-первых, эта религия самодостаточна, она дает своим последователям исчерпывающие ответы на любой вопрос: будь то житейская проблема или вопросы общественно-политических сношений. Ислам как духовная платформа наставляет, помогает, направляет, но никак не призывает к политической борьбе любыми методами, к нетерпимости или насилию. Более того, в Коране закреплена мысль о том, что каждый вправе сам выбирать для себя веру (или не выбирать никакую) – и, наоборот, ислам не призывает убивать «неверных» или использовать религиозные догматы для кровопролитной политической борьбы.

И если горстка фанатичных, радикальных и абсолютно неадекватных лиц вооружается исламом как религиозным лозунгом, оправдывающим террористическую или иную преступную деятельность, это не значит, что они являются репрезентаторами мировой религии «ислам», - для них мусульманство скорее не религия, а актуальная, необходимая именно сейчас модель поведения, помогающая достигать сиюминутных или долгосрочных целей. Именно их руками, их поведением и их преступлениями ислам дискредитирован до такой степени, что некоторые страны разрабатывают чуть ли не национальные программы противодействия исламу. То есть не противодействия терроризму, экстремизму или религиозному фанатизму, а именно конкретной религии.

Однако существует и обратная сторона медали, когда те, кто опасаются ислама, имеют на то совершенно справедливые мотивы. Эти мотивы продиктованы как раз тем, что мусульманская конфессия стала одним из методов «стратегии напряженности», щитом, которым прикрываются террористы, выкрикивающие знаменитое «Аллаху Акбар», подрывая себя в местах массового скопления людей...

Страх перед исламом: незнание, нежелание знать или удобная позиция, продиктованная стереотипами?

А действительно, есть ли сегодня причины опасаться ислама? Является ли исламофобия адекватной реакцией общества на текущие вызовы, жертвами которых стала сама мусульманская религия? Позиции по этому вопросу самые разные, в том числе эти мнения появляются и в средствах массовой информации, демонстрируя порой полную противоречивость во взглядах на содержание мусульманского учения, его призывов и смыслов в их современных проявлениях:

Ильдар Баязитов, из публикации в блоге на сайте «IslamToday»: «В современных реалиях, образ мусульманина перестал быть олицетворением добра и справедливости. Люди панически боятся ислама и всего, что с ним связано. Это происходит отчасти от того, что идет планомерная, беспощадная, информационная атака на нашу религию. Мы видим, как предвзято пестрят заголовки статей в газетах, снимаются передачи на телевидении и т.д. И, при всем при этом, вина самих мусульман так же очевидна, так как сегодня, как никогда, мусульмане разбиты на множество групп. Кроме того, мы наблюдаем примеры нижайшей культуры, а временами нетерпимость и агрессию. И после этого мы хотим, чтобы нас любили?».

Джозелин Сезари, старший научный сотрудник по исламу в университете Беркли, США: «…западные элиты видят теперь в исламе не только внешнего врага, который угрожает либеральной западной демократии, но и врага внутреннего. К этому добавляется еще и страх перед растущими темпами распространения мусульманской веры в мире. Устойчивость мифов о враждебности ислама Западу не связана с качеством научных работ в этой области. Проблема в том, что труды исследователей, в том числе и авторитетных ученых с мировыми именами, опровергающие расхожее мнение о несовместимости таких ценностей как демократия и права человека, с исламом редко используются политическими и культурными деятелями. Не говоря уже о СМИ».

Айман Мазек, экс-руководитель Центрального совета мусульман Германии: «Объяснить этот страх (перед исламом – прим. М.А.) можно только незнанием, или нежеланием знать, что такое реальный ислам. Большинство «живет» теми представлениями об исламе, которые сформировались под влиянием радикальных сил, причем с обеих сторон. Особенно после 11 сентября 2001 года, когда по незнанию, или намеренно, в одну кучу были свалены и ислам, и террористы, и радикалы, намеревающиеся исламизировать весь западный мир… Проблема вообще не в религии, а в том, что многие на Западе видят в приверженцах ислама, живущих рядом, не просто других людей, а неких агентов мусульманского мира, реализующих здесь призывы сделать ислам важнейшей религией Европы, заменить демократические законы шариатом».

Набиль Куреши, известный на Западе религиозный деятель и проповедник, автор множества книг об исламе и христианстве: «Несмотря на то, что подавляющее большинство мусульман могут быть мирными людьми, когда вы говорите, что «ислам является мирной религией», то говорите о системе или религии с момента ее создания. Помимо первых 13 лет, когда Мухаммед утверждался как пророк, больше в истории ислама нет времени, лишенного насилия. Когда Мухаммед стал в состоянии вести боевые действия, он начал вести сражения со скоростью девять штук в год, пока он не умер. А после того, как он умер, мусульмане завоевали одну треть известного мира: от берегов Атлантики до Индии.

Так, с самого начала исламской истории, насилие в ней весьма сильно присутствует. Так что же мы имеем в виду, когда говорим, что ислам является мирной религией? Единственно верным было бы значение в смысле, что ислам каким-то образом приносит мир человеку, но это выражение не используется в этом значении…
Когда дело доходит до ислама, я не говорю, мол, «посмотрите, какие жестокие террористы, поэтому ислам жесток». Это было бы примитивным рассуждением. То, что я говорю об основах ислама — Коране и жизни Мухаммеда — они полны насилия. Ислам может быть сформулирован и ненасильственными путями, но, чтобы сделать это, вы должны отойти от своих основ, как это делают многие мусульмане…

Мусульмане на этом пути, столкнувшись с реальностью насилия в исламе, приходят к выбору из трех альтернатив. Первое: они могут либо игнорировать это насилие, становясь номинальным мусульманам. Во-вторых, могут возненавидеть жестокость и стать отступниками. В-третьих, они могут принять насилие и стать радикальными верующими. Все три эти группы растут: радикальные мусульмане, номинальные мусульмане и муртады, которые покидают ислам, столкнувшись с его насильственной реальностью».

Приведенные выше примеры достаточно хорошо демонстрируют противоречивость в восприятии и понимании ислама в современных реалиях, учитывая негативный информационный фон, в котором приходится жить и практиковать свои религиозные убеждения миллионам мусульман, в том числе и в России. Дискуссии, очень часто возникающие по этому поводу в СМИ, редко дают исчерпывающие ответы на вопрос: почему опасно смешивать ислам политизированный и ислам как фундаментальное религиозное учение? Очень часто и сами журналисты признают, что понимание ислама для многих сводится к затертым до дыр стереотипам и клише, причем ситуация таковой была и пять, и десять, и двадцать лет назад. Приведем выдержку из статьи «Почему мы боимся мусульман?», опубликованную в газете «Комсомольская правда» аж 14 (!) лет назад:

Экстремизм не заложен в Коране

Все, что большинство из нас сегодня знает об исламе, укладывается в несколько примитивных формул. Мы собрали самые распространенные мифы, связанные с самой молодой из всех мировых религий. Подтвердить или опровергнуть их мы попросили людей, которые разбираются в этом лучше других.

Миф 1. Ислам - религия террора.

Евгений ПРИМАКОВ, президент Торгово-промышленной палаты, академик, профессиональный арабист: «Категорически не согласен с утверждением, что корни исламского экстремизма заложены в Коране. Экстремизм зародился в исламе не как результат естественного его развития, а в ходе возникновения и деятельности ряда исламских сект. Некоторые из них защищают ценности, далекие от традиционного ислама. Например, приверженцы ваххабизма отрицают даже культ пророка и на этом основании в XVIII веке осквернили могилу Мухаммада».

Миф 2. Ислам конфликтует со всеми другими религиями.

Исмаил ШАНГАРЕЕВ, сопредседатель Совета муфтиев России: «Слава Богу, религиозных конфликтов на территории России не было никогда. Из истории мы знаем, сколько натерпелась Европа от крестовых походов. А в Коране по этому поводу четко сказано: «Нет принуждения в религии». Еще цитата: «Нам - наша религия, вам - ваша». В Коране признаются и почитаются как пророки и Иисус Христос (в Коране - Иса), и Моисей (Муса). Евангелие и Тора наряду с Кораном относятся к Священным книгам. А имя Иисуса Христа (Исы) в главной книге мусульман поминается в 20 раз чаще, чем имя пророка Мухаммада!».

Изменилось ли что-то за 14 лет? Можно ли назвать вопросы, которые ставит перед собой редакция издания, и ответы, данные экспертами, злободневными? Учитывая современную обстановку в мире и, в частности, в России, актуальна эта проблематика и сегодня. Образ ислама как религии неумолимо отходит на второй план, уступая позиции исламу как политической платформе, как инструменту достижения стратегических геополитических целей. А ведь во многом (и это касается прежде всего нашей страны) современная экстремальная политизированность мусульманской религии – это в том числе и реакция на существующие внутрироссийские социальные проблемы (об этом, кстати, еще в 2008 году размышлял исследователь из ИМЭМО РАН А.Н. Смирнов). Зачастую используя так называемую «исламскую проблематику» (а порой ее и вовсе называют «исламской угрозой»), воплощенную для массового сознания в образе северокавказского религиозно-политического экстремизма (или, если хотите, ваххабизма), федеральные власти отвлекали (и продолжают отвлекать?) внимание россиян от злободневных проблем в социальной сфере, здравоохранении, образовании, нравственном воспитании подрастающего поколения и т.д. Правда, сегодня компанию главных «отвлечителей» исламу составляют санкции США, война в Сирии и всё та же угроза терроризма.

Так что, к «исламскому инструментарию», когда того требуют обстоятельства, охотно обращаются и в нашей стране: «своих мерзавцев» по этой части нам хватало всегда, и очень важно, чтобы сегодня, в условиях искусственного превращения мусульманской религии в поле для стравливания целых стран и народов, а также в средство удовлетворения политических и финансовых притязаний глобальных «геополитических игроков», Россия не шла на поводу этой практики и оставалась пусть и региональной, но державой, в которой гармонично уживаются представители различных народностей и конфессий.

Мурад Абдуллаев,
политолог, кандидат филологических наук,
эксперт-аналитик Агентства стратегических коммуникаций (г. Москва)

Источник: Kavnews.ru 

 

Оцените материал
(0 голосов)