Prev Next

11:28

Политика Россия заблокировала в СБ ООН заявку США по расширению санкций против КНДР 11.28

11:27

Газ из США начал теснить российский на рынке Европы 11.27

11:26

Российский фрегат в Средиземном море выследил американскую подлодку 11.27

19:09

Германия будет добиваться для ЕС постоянного места в Совбезе ООН 19.09

19:06

Главный аудитор Минобороны РФ подозревается в получении взятки в 11 млн рублей 19.06

19:05

Путин обещал соразмерный ответ на размещение баз НАТО у границ России 19.05

19:04

Time разместил на обложке совмещенные в один портреты Путина и Трампа 19.04

19:03

Законопроект об изменении пенсионной системы прошел I чтение в Госдуме 19.03

14:51

Парламент Македонии повторно утвердил договор с Грецией о переименовании страны 14.51

14:50

Госдума одобрила закон о введении акцизов на кальянную смесь 14.50

Снотворное для дагестанского электората

Четверг, 25 Январь 2018 14:23

Самый южный регион России – Республику Дагестан – вновь захлестнула череда политических лихорадок.

Настоящая зачистка, которую сейчас пытаются провести в республике, сопровождается не только внешними аудиторскими и прокурорскими проверками, но и громкими уголовными делами и отставками весьма влиятельных фигур дагестанского политического бомонда.

В целом данное стечение обстоятельств и попытки нового Главы Дагестана Владимира Васильева принципиально по-новому выстроить систему управления столь тяжелым регионом в очередной ставят перед республикой вопрос кадровой политики и неспособности нынешних дагестанских политических тяжеловесов отвечать на вызовы времени, при этом проводя в жизнь жесткую управленческую политику Кремля, да так, чтобы это не вызывало возмущений (и уж тем более резкого отторжения) у населения.

Что же не так с кадрами в Дагестане?

На этот вопрос мы попросили ответить нашего давнего автора, эксперта-аналитика Агентства стратегических коммуникаций (г. Москва), политолога, кандидата филологических наук Мурада Абдуллаева. Ниже – статья эксперта по обозначенной теме:

Чем ближе 18 марта, тем глубже Москва погружает Дагестан в состояние глубоких политических трансформаций

Внутренние политические процессы, происходящие сегодня в Дагестане, можно смело назвать тяжелейшим испытанием для дагестанцев. Непонятно, кто контролирует ситуацию, кто собирается хотя бы сконструировать иллюзию «светлого, благополучного будущего», как дальше будут трансформироваться рычаги управления республикой.

Кадровой политикой, которую предыдущий глава региона Рамазан Абдулатипов пытался выстраивать по-новому, пошагово, буквально по крупицам собирая специалистов и управленцев, сейчас, по сути, никто не занимается. И вроде бы не сказать, что достойных кадров в республике нет, но с работой местный госаппарат справляется из рук вон плохо. Видимо именно с этим связано то, что Дагестан сегодня буквально терзают на всех уровнях государственного управления.

Тем не менее, официальная Москва, понимая, что в республике нужно всё (!) кардинально менять – от состава дагестанского правительства и засидевшихся на своих местах отдельных персон до стиля управления муниципалитетами и реализации на территории региона российских законов – не спешит делать серьезные шаги. За полгода до президентских выборов в регионе сменили руководителя, дали республике вожделенного «варяга», но и тот оказался (и его, объективно говоря, можно понять) нерешительным, неспособным на революционные для маленькой республики шаги, например, отправить Правительство Дагестана в отставку и собрать вокруг себя новых лидеров.

Ведь, как кажется, люди именно этого от Владимира Васильева и ждут с первого же дня его назначения. Если в самом начале в нового руководителя действительно верили, то теперь и он все чаще становится жертвой нападок и обвинений в политической пассивности.

На сегодняшний день кадры на местах всё те же – население это понимает, но пока еще не ропщет. Альтернативы все равно не предвидится. Кстати, в Дагестан еще со времен Абдулатипова начали «импортировать» управленцев из Москвы и других «более продвинутых» регионов, но решила ли такая реновация хотя бы одну проблему дагестанцев?

Кадровый голод для региона превращается в чувство политической безальтернативности. Конструктивную оппозицию в республике сыскать едва ли, новые «звезды» на политическом небосклоне уже давно не зажигаются, а это значит, что кризис с нехваткой кадров медленно, но верно перетекает в уверенность, что «по-другому уже не будет». То есть нет альтернативы нынешним обитателям «высоких кабинетов», нет альтернативы главе республики (кого Москва назначит, тот и будет управлять), нет альтернативы «Единой России» и – последний пункт – нет альтернативы тому, «которого все знают, но никто не называет».

Политическое пространство республики, с одной стороны, кишит различного рода акторами, влиятельными представителями крупных кланов и семейно-родственными союзами. В то же время политическое поле в регионе практически «подчищено» и «вычищено». И хотя Дагестан пока еще в числе регионов, где уровень поддержки нынешнего главы государства достаточно высок, всё же та вертикаль власти, которую Владимир Путин выстраивал в течение 18 лет, так и не сумела сформировать внятную и эффективную политику разрешения текущих вызовов.

А тем временем местные «кадры» продолжают уповать на Путина и «Единую Россию», хотя реальная поддержка, к примеру, тех же единороссов в Дагестане в разы ниже той, в которой пытаются уверить Москву дагестанские функционеры.

И здесь дело даже не в кадровом голоде или количестве «завезенных» в Дагестан извне министров и вице-премьеров, а в том, что республика подходит к критической дате 18 марта не просто, мягко говоря, плохо управляемой, а будучи растерзанной внутренними элитами, которые никак не могут... поделить Путина. Более того, он постепенно перестает выступать для них гарантом, заменяющим им инстинкт самосохранения.

Подтверждение тому – громкие отставки, внешние прокурорские проверки, возбуждение уголовных дел (например, как в случае с мэром Махачкалы Мусой Мусаевым, который у всех в республике ассоциируется как человек председателя Правительства РД Абдусамада Гамидова – сильного и влиятельного политического игрока).

Отсюда не возникает сомнений, что нынешние потрясения и кадровые поиски – это ничто иное, как большое политическое шоу: Кремль (перед выборами) подкидывает дагестанцам «хлеба и зрелищ», в них снова пытаются разбудить уверенность, что всесильный президент всех накажет, что он наведет порядок!

Но путинский порядок – это лишь внешняя оболочка. В реальности республикой уже далеко не первый год управляют одни и те же лица (большинство из которых – представители влиятельных дагестанских кланов), которые в большей степени подставляют главу государства и еще больше дискредитируют партию власти. Спрашивается, на кой Путину такие кадры?

Пока же Москва видит пока лишь один (пусть и промежуточный) выход из положения – присылать новых «варягов», которые если и не изменят ситуацию кардинально, то хотя бы приложат максимум усилий, чтобы достичь двух принципиально важных целей:
- во-первых, заставить местных чиновников и управленцев не просто работать, но и отчитываться за каждый дотационный рубль;
- во-вторых, повысить уровень исполняемости российских законов (попросту говоря, заставить всех действовать в рамках российской правовой системы, которая в республике игнорируется повсеместно).

Кадрам же, занимающимся политикой и управлением, пора, наконец, понять, что Кремль не будет вникать в суть назревших в республике проблем, а Путин не станет заниматься разрешением возникающих конфликтов.

Москва будет лишь «орудовать топором» по головам политической верхушки, когда ситуация будет выходить из-под контроля. Все остальное – проблемы дагестанцев, которые придется решать тем же дагестанцам, другие – не справятся, не поймут, не вникнут.

Что мы имеем в сухом остатке? Дагестан сегодня находится в серьёзнейшем, затянувшемся бюджетном кризисе, до которого дела никому нет. Формирование новой команды нового главы затягивается.

Кадры не обновляются, да и черпать их в общем-то неоткуда. Между нынешними чиновниками и жителями республики пропасть лишь увеличивается, причем и те, и другие уповают на всесильного Путина, который уже практически полностью отошел от внутренней повестки.

В подобных ситуациях в развитых демократических странах народ начинает обращаться к альтернативным политическим силам, к системной оппозиции как к потенциальному кадровому ресурсу. Однако оппозиции – реальной, стабильной, конкурентоспособной – в Дагестане практически нет, либо ее «убили» собственными руками сами же бесталанные «оппозиционеры».

Что остается делать народу? Искать альтернативную объединяющую силу, в которую уверенно превращается сегодня дагестанский муфтият, активно последние два года разыгрывающий политическую карту. Сейчас в Дагестане по факту созревает социальная и моральная база превращения религиозных лидеров в политических; главные лица муфтията «взрослеют», обрастают «политическим мясом» и набираются бэкграунда.

В ДУМД (Духовное Управление мусульман Дагестана – прим. автора) прекрасно осознают, что пользуются невероятной поддержкой львиной доли дагестанцев. У муфтията есть ресурсы и, кажется, есть те самые кадры. На первый взгляд, простые, из народа, «свои» для рядовых горцев.

Здесь светский Дагестан может столкнуться с ситуацией формирования сильного конкурента – новой политической платформы на религиозной основе, поражение от которой вполне возможный сценарий для привычных и уже изрядно поднадоевших дагестанцам политических элит. Однако это уже тема для отдельного анализа и дискуссий.

Источник: Kavnews.ru 

Оцените материал
(0 голосов)