Prev Next

18:10

Эмма Стоун – самая высокоoплачиваемая актриса Голливуда по версии Forbes 18.12

18:09

Чижов: ЕС помог вывести из-под новых санкций США ряд энергопроектов РФ 18.09

18:06

Далай-лама: Россия может стать ведущей нацией мира 18.07

18:03

Россия и Армения объединили свои платежные системы 18.04

18:02

Россельхознадзор запретил ввоз продукции четырех белорусских предприятий 18.02

18:00

«Макдоналдс» случайно слил iPhone 8 18.01

17:59

Госдеп США объявил тендер на закупку нелетального оружия для Украины 18.00

17:57

Reuters: китайцы могут купить долю в "Роснефти" 17.58

17:56

Путин предоставил гражданство двухкратному чемпиону мира Перкинсу 17.56

17:55

Путин помиловал экс-директора шахты «Ульяновская», где погибли 110 человек 17.55

Мурад Абдуллаев: Дагестанская оппозиция нуждается в масштабной работе над ошибками

Вторник, 04 Октябрь 2016 11:42

Избирательная кампания 2016 года продемонстрировала, что Дагестан готов дать обществу сильную, яркую оппозицию.

Республика в этом плане отнюдь не монолитна, оппозиционные настроения здесь присутствуют, и этого ни в коей мере нельзя отрицать. Однако в Дагестане оппозиция всё же не получила должной поддержки. Почему?

Мог ли вообще быть другой результат у многочисленных дагестанских «внесистемщиков»? Мог, но только не здесь и не сейчас. Поражение оппозиции связано, прежде всего, с ее некоторым инфантилизмом и отсутствием должной политической подкованности ее представителей. Кандидаты были, объективно говоря, слабыми. По крайней мере в большинстве своем они не были готовы к реальной политической борьбе.
Ну, как можно серьезно воспринимать кандидата, который после поражения на выборах публикует пост следующего содержания: «Я не стал самым молодым депутатом в ГД, что, кстати, ещё под вопросом! Но я стану самым молодым Президентом в России!». Это «перл» Олега Мельникова. Увы, но это не слова политика, а бурчание обиженного и самовлюбленного подростка, который воспринимает выборы как очередную забаву. И с чего бы тут взяться хорошему результату? Очевидно, Дагестан еще не готов к таким «представителям» в федеральном парламенте.
Посмотрите на Абусупьяна Хархарова. Он был настолько родным для Дагестана и близким для республиканских властей (плюс недюжинное влияние на бизнес-круги и поддержка местных религиозных авторитетов), что, казалось бы, вот он – народный избранник! Но вышла осечка. Так вот, если не победил сам Хархаров, то на что могли рассчитывать молодые «варяги», не имеющие ни политической практики, ни реальной поддержки электората, ни опыта аппаратных интриг? Нельзя отрицать, что, например, для того же Мельникова или Юлии Юзик выборы в Дагестане станут хорошим трамплином для подготовки к серьезной политической игре в северокавказском регионе. Но дагестанцы при этом ничем не были им обязаны, и выбирать их своими представителями в Думе они не собирались. Нельзя быть такими наивными!
В то же время испытание выборами стало настоящей встряской для дагестанской оппозиции. Они, наконец, поняли, что нужно объединять свои усилия в борьбе за честные выборы, а не заниматься индивидуальной самодеятельностью. Факты нарушений, о которых так красноречиво рассказывают проигравшие кандидаты, стали следствием еще и того, что подготовка к процессу проведения выборов ими в большей степени была провалена, ибо в день голосования членами УИК была зафиксирована уйма нарушений и упущений со стороны и одномандатников, и отдельных партий, которые стали следствием того, что многое было пропущено «мимо ушей».
Еще одна проблема – это внутренняя структура дагестанских оппозиционных партий, которая на сегодняшний день представляет собой до неприличия хрупкую материю, чтобы говорить об объединении усилий и борьбе за справедливость и честные выборы. Этой же справедливости и единства нет, например, ни в партии КПРФ, ни в партии ЛДПР, внутри которых проходит борьба «предателей» с «непредателями» и наоборот. Причем сами партии не могут разобраться: где предатели, а где радеющие за дело партийщики. В таком случае, за кого голосовать?
За ЛДПР бьющего в грудь Казака или за ЛДПР желающего отчистить партию от предателей Мусу Гасанова (http://chernovik.net/content/sredniy-klass/musa-gasanov-hochu-ochistit-partiyu-ot-predateley)? Или может за КПРФ г-на Махмудова или за КПРФ Буйнакского отделения, представители которого неоднократно жаловались, что однопартийцы из Махачкалы их ущемляют и необоснованно снимают с выборов (http://chernovik.net/content/lenta-novostey/buynakskie-kommunisty-zhaluyutsya-na-popiranie-prav-izbirateley-i-prosyat)?
Так и хочется сказать: «Ребят, вы уж как-нибудь разберитесь в себе, а уже после идите на выборы!». «Внесистемщики» то ли не понимают, то ли не хотят понять, что внутрипартийная разруха и несогласованность бьет как раз по рейтингам их партий: господа, избирателям вообще нет никакого дела до ваших внутренних разборок. Вы говорите об альтернативе – так дайте им ее. К сожалению, оппозиция не только не смогла предложить народу альтернативное политическое наполнение, но и подошла к выборам в совершенно разодранном состоянии. Жалуясь на «плохих», «лживых», «бессовестных» единороссов, они хоть раз сравнили себя с ними? Сравнили ли они свои политические программы и методику предвыборной работы с той, что проводит в жизнь далекая от идеала «партия власти»? Безусловно, нет.
Что же мы имеем на выходе? Прежде всего, надо отметить, что в Дагестане оппозиция то ли не смогла, то ли не захотела использовать выборы как вложение в будущее, как политический задел. Им сразу думские кресла подавай! Но таких «сказок» в жизни не случается. Чтобы стать депутатом, надо…им стать реально, внутри себя, духовно, морально, профессионально, нужно обрести, как бы это странно ни звучало, внутренний «думский стержень», а это дело не одной избирательной кампании.
Поэтому и очевидно, что оппозицию в республике надо продолжать взращивать, учить ее твердо стоять на ногах и не «буксовать на поворотах», иначе дверь в большую политику так и не откроется, хоть головой в нее бейся. Наверное, сейчас дагестанская оппозиция находится где-то в раннем детсадовском возрасте, когда вся политика сводится к драке в песочнице за красивую игрушку и к истерическим детским слезам, если «игрушка» ушла к объективно сильному «игроку».
Мурад Абдуллаев, 
журналист, эксперт-аналитик Агентства стратегических коммуникаций

Оцените материал
(0 голосов)